Вокруг земли ломается много копий, однако до сих пор в Казахстане не составлена электронная карта полей, которая позволила бы осуществлять отсев недобросовестных пользователей. То есть тех лиц, которые приобрели контроль над земельными участками по принципу фондового рынка или «собаки на сене» — не засевающих свои пашни и не занимающихся выпасом скота, если речь идет о пастбищах, но и не дающих это делать настоящим фермерам. Решить эту проблему должна цифровизация, которую Минсельхоз сейчас внедряет в качестве стратегической задачи.

Как заявил на одном из недавних совещаний вице-премьер правительства — министр сельского хозяйства РК Умирзак Шукеев, в системе ведомства имеются три университета и 23 НИИ. Принято решение сократить их до 12 за счет укрупнения. Руководящие и научные кадры будут подбираться строго по принципу ориентированности на современные и особенно точные технологии.

Как объяснил глава Минсельхоза, аграрные вузы станут исследовательскими, имея в своем составе НИИ и опытные хозяйства. Например, Казахский агротехнический университет в Астане совместно с Северо-Казахстанским НИИ животноводства и растениеводства будет центром изучения и освоения новых цифровых и сберегающих технологий. А исследовательский институт на базе Казахского национального аграрного университета в Алматы в свою очередь начнет специализироваться на таких вопросах, как повышение эффективности орошаемых земель, плодоводства и картофелеводства, кооперация мелких хозяйств и развитие молочного скотоводства.

Между тем развитие животноводства станет задачей для третьего НИИ на базе Западно-Казахстанского аграрно-технического университета в Уральске. К этой работе также будут привлечены актюбинские и уральские филиалы Казахского научно-исследовательского ветеринарного института и сельскохозяйственные опытные станции.

Что касается КазАТУ имени Сакена Сейфуллина в Астане, который планируется сделать центром цифровизации сельского хозяйства, то его ректор Ахылбек Куришбаев убежден, что трансфер технологий на базе агротехнических вузов должен идти дифференцированно. Например, самые лучшие и продвинутые геоинформационные системы (ГИС) сегодня разработаны в научных центрах Южной Кореи и Японии, технологиями точечного земледелия славится Германия, производством сельскохозяйственной техники — Беларусь, в разведении и выращивании водных организмов — рыб, ракообразных, моллюсков и водорослей — поднаторела аграрная наука в США. Так вот с профильными научными центрами этих стран по трансферу именно указанных технологий для применения их в повседневной деятельности и занимается сейчас КазАТУ в Астане.

Однако основным вызовом все же остается отсутствие должного контроля за добросовестным использованием земельных участков. Наличие большого объема не вовлеченных в производство пашен и пастбищ, сосредоточенных в руках собственников, которые не могут или не хотят заниматься растениеводством или животноводством, прямо сказывается на показателях отрасли. Земли и в особенности пастбищ вроде бы много, а урожай и воспроизводство КРС и МРС оставляют желать лучшего.

«Отсутствие контроля за земельными участками — один из самых наболевших вопросов. Акимы на местах не могут контролировать ситуацию, земельные инспектора физически не успевают проверять все земли сельхозназначения. А это делается очень просто — при помощи спутника. Благодаря космомониторингу мы получим возможность отслеживать каждый земельный надел. Так мы и наведем порядок в землепользовании. Сейчас мы хотим провести цифровизацию Целиноградского района Акмолинской области, а затем распространить ее на весь регион», — пояснил Ахылбек Куришбаев.

В то же время, по словам первого вице-министра сельского хозяйства Армана Евниева, геокарты могут быть разными. Первый слой — это электронная карта, которая на местности определяет координаты полей. Второй слой — это агрохимическая электронная карта. Третий — это вегетационная, геоботаническая карта с фотоэлементами, которые отличают сельскохозяйственные культуры от сорных растений.

«Сейчас этого пока не хватает, но у каждого фермера и агронома в перспективе должен быть планшет, на котором он может видеть истории болезней растений, севооборота, какие удобрения вносились, какой комбайн работал, сколько топлива он расходовал, какая была урожайность, вплоть до того, кто был комбайнером, и видеть метеоданные — когда сроки каких работ. А сегодня многое делается на глаз. Я был в одной теплице в бывшей Южно-Казахстанской области. Там агроном применяет удобрения интуитивно и считает урожайность с одного стебля рассады, а не с квадратного метра, как принято во всем мире. Когда же мы пересчитали вместе, получилось 13 кг на квадратный метр, хотя у нас в Казахстане уже имеются теплицы, которые получают 65 кг с такого же участка. В Нидерландах же, где растениеводство и цифровизация на высоком уровне, никого не удивишь урожаем в 90 кг с квадратного метра теплицы», — заверил Арман Евниев.